13-я полка

записки о комиксах

Текст в комиксе

Сегодня будет исследовательская статья про текст в комиксах. Функции “пузырей”, общие правила разбиения на блоки, художественное оформление.

Технические характеристики вроде оптимального отступа от края или “топ-13 крутых шрифтов для продвинутых” ищите где-нибудь ещё, но тут есть интересные картинки разных жанров, тем, стилей и степени крутости, выбранные из работ русских авторов.


Первый факт о тексте в комиксах: он не нужен. Головоломный сюрреализм, жизненная зарисовка, адаптация рассказа, супергеройский экшен – примерно такой набор “немых” историй я нашла при беглом просмотре коллекции, даже не начиная раскапывать мировую или историческую практику.

Это не всегда лучший способ рассказать историю, но, когда без текста можно обойтись, добавлять его искусственно не стоит. Отношения героев, красота природы, омерзительность зомби, унылость погоды лучше передаются картинками, чем многословными описаниями.

Но раз уж я взялась говорить про текст, предположим, что истории он нужен. Тогда возникают вопросы – где его писать и как привязывать к картинке?

Ретро-комиксы выглядели как кадры с подписью и их текст можно было читать отдельно от иллюстраций. Тот же прием использовал в сказках Сутеев, и, что бы там ни говорили исследователи, они – тоже комиксы. В современных такое используется редко, но несколько примеров нашлось в сборниках “Наше Детство” и “Республика комикс”.

Текст можно написать и прямо на картинке, сделав частью рисунка. Встречается такое редко. Обычно в небольших комиксах, как еще одна двух-страничная история из сборника “Наше Детство”, или только на отдельных кадрах, как в книге Юлии Никитиной “Путешествия чародея”.

Так почему самым распространенным стал способ помещения текста в “пузыри”? Причем повествовательный “закадровый” текст тоже вписывают в разбросанные по кадру блоки (обычно прямоугольной формы) – для чего?

На самом деле это – дополнительный синтаксис.

Блоки показывают долгие паузы, разделяют текст на логические куски, соотносят разные части предложения с разными кусками изображения. Самое главное правило – никогда не переносить части предложения в другой блок без содержательной необходимости. Разрыв предложения может обозначать:

  • паузу для точной передачи внутреннего монолога повествующего;
  • демонстрацию динамичного действия, когда несколько кадров должны слиться для читающего в единый смысловой кусок;
  • важность отделенной части, например, последних слов анекдота.

Для прямой речи функции этого “комиксного синтаксиса” гораздо шире. Очередность реплик в диалоге, сказанные хором слова, гул толпы. Пузырь может увеличиваться, подчеркивая громкий голос, или перекрывать чужую реплику.

Дополнительные нюансы речи можно менять: формой, цветом и шрифтом.

Форму пузырей принято использовать для отделения мыслей от реплик вслух. Она подчеркивает особенности голоса – неровные и колючие реплики у хриплых, визгливых голосов, криков; округлые – для более плавной речи. Кроме того, форма может задаваться общим стилем картинки или передавать настроение персонажа и паузы в его речи.

Цвет часто используют в диалогах, чтобы подчеркнуть характер и особенности персонажей. Стоит помнить, что любое его изменение сразу бросается в глаза и подсознательно выделяется. В речи одного персонажа сменой цвета можно показать раздвоение личности или эмоциональную маску, надеваемую перед каким-то конкретным обществом. В закадровом тексте изменением цвета выделяются отдельные слова или фразы. Но закадровый текст, в отличие от прямой речи, можно достаточно незаметно перекрашивать от страницы к странице, если вдруг на них меняется общая цветовая гамма.

  • “Славянский нигилизм” Артём Траханов.
    Осмысленна была смена цвета или просто связана со сменой фона, но последнее слово кажется выделенным.

  • Пантеон: Культ двуличияФилипп Соседов, Роман Онищенко, Глеб Мельников.
    Реплики персонажа меняют цвет, когда в него вселяется некое высшее существо.

  • Оранж Лайфlemon5ky.
    Цвет реплик персонажей гармонирует с цветом их одежды – так проще всего их соотнести если персонажи на экране только появились или роль у них небольшая.

  • “Пока... Вечно...“ Владимир Лопатин. Сборник “Зомби”.
    Цвет реплик придает зловещий смысл вроде бы обычным словам.

  • МироходцыЕвгений Федотов, Роман Котков, Мадибек Мусабеков.
    Слова героя никак дополнительно не оформлены – их соотнести с персонажем просто. Внутренний монолог окрашен – так его можно отличить от монолога других героев и пояснений автора.

  • Еркетай“ Оразхан Жакуп, Данияр Орынбаев.
    Цветной рамкой выделена подчеркнутая персонажем часть фразы.

  • “Винни Бартон”, Алексей Гончаров.
    Цвет пузыря меняется случайным образом. Немного сбивает с толку.

От шрифта зависит очень многое – он может передать характер фразы и атмосферу кадра. Но главная его функция все-таки позволить читателю разобрать слова, о чем не стоит забывать во время разных рискованных экспериментов. Стоит также иметь в виду пару дизайнерских правил:

  1. Comic Sans считается дурным тоном за очень редким исключением;
  2. Частая смена шрифтов в рамках одной страницы не идет на пользу ее эстетическому восприятию.
  • “Пустое лукошко”, Никита Гилёв.
    Шрифт-стилизация.

  • “Поваренная книга комиксиста” Артём Лахин, Дмитрий Нестерак.
    Рукописный текст сложнее в исполнении и редактировании, но им проще передать разные нюансы и оттенки речи, при этом оставаясь в едином стиле написания.

  • “Freak hospital” Akeema.
    Возрастающий кураж солиста и атмосфера рок-концерта.

  • “Скунс и оцелот” Алекс Хатчетт, Богдан Куликовских.
    Внимание на второй кадр.

  • “Продукты 24”, Виталий Терлецкий, Артём Бизяев.
    Речь персонажа ИИ написана пиксельным шрифтом, имитирующим старые командные строки.

  • Vixel” .
    У персонажа-кота одна реплика, поэтому за интонации отвечает форма пузыря, размер текста, а иногда – изменение шрифта.

  • Игорь Гром” Алексей Замский, Иван Елясов.
    В начале номера – список дел на сегодня. Расположение текста, почерк и содержание задач передают душевное состояние главного героя.

  • Chapiteau: одним богом больше”, Алексей Гордеев, Vicious Mongrel.
    Свой шрифт для каждого из ключевых персонажей.

  • БесобойАлекс Хатчетт, Эрик Брагалян.
    Заглавными буквами часто выделяют реплики исключительных и высших существ.

  • “Сага о хитром собакене” Алексей Абрамов.
    Даже если опыта в рисовании нет, шрифтом все равно можно передать настроение кадра.

  • “Последнее испытание“ lemon5ky. Сборник “Площадь ужаса”.
    В диалогах текст, кстати, не обязателен

  • Аврора: другая историяМария Конопатова, Тимофей Мокиенко.
    ...совсем не обязателен.

Есть категория текстов, формальное описание которых лежит скорее в области искусствоведения – звуки. С точки зрения читателя по ним могу лишь заметить, что писать в русском комиксе звуки на английском/японском/эльфийском – невежливо, а если чем-то не нравятся русские звукоподражания, то лучший вариант – совсем от них отказаться.

На этом базовые правила обращения с текстом завершаются, и начинаются продвинутые. Они вряд ли понадобятся на начальном этапе создания комикса, и гораздо лучше про них расскажет какой-нибудь издатель или коммерчески успешный автор.

P.S. Недавно прочитала очень хорошую и подробную статью про оформление баллонов. Делюсь.

Комментарии