13-я полка

записки о комиксах

В ответе ли автор за поведение своих фанатов?

Иногда мне попадаются в сети обсуждения, не стоит ли запретить очередную книгу или видеоигру, подтолкнувшую неуравновешенного террориста на какой-нибудь “подвиг”. Запреты и цензура – зло, ограничивающее творчество, но значит ли это, что можно сочно расписывать насилие, а потом невинно разводить руками? Несет ли автор моральную ответственность за поведение своих фанатов?

Например, в доме есть Вася, который любит 24/7 сверлить стены, Петя, который пишет стихи, и Коля, который в один прекрасный день сотворил с Васей непотребство, а на суде утверждает, будто его вдохновили сверлофобные стихи Пети. Соберем комиссию и разберем эти самые стихи.

Простые случаи:

  1. «Люблю цветы, люблю траву, сверлить я стены не люблю».

Очевидно, что личные предпочтения Пети со внутренними демонами и интерпретациями Коли ничего общего не имеют. Одна из причин, по которой запрещать все что кажется провокационным – бессмысленно. Всегда найдется индивидуум, который в сказке про колобка найдет мантры, приказывающие ему уничтожить мир.

  1. «Хотел бы с Васей я, что сверлит стены, творить иные непотребства разные».

Тут очевидно, что Петя ответственен не только за неуравновешенного Колю, но и за фанатов-вандалов, которые писали Васе на двери нехорошие слова. Именно поэтому авторы используют в своих произведениях персонажей из реальной жизни под псевдонимами и защищаются фразами “все сходства и совпадения – случайны”.

Сложные случаи:

  1. «Так не люблю я тех, кто сверлит стены, что кушать не могу и весь чешуся!»

Право не любить кого-то – одно из базовых прав человека и пока призывов совершать непотребства нет, считать его преступлением не стоит.

Однако тут уже важен контекст. Если на всех встречах с фанатами Петя подробно расписывает как именно и в каких позах он не любит группу сверлителей, то вряд ли его можно считать полностью непричастным к преступлению Коли.

  1. «Так Васю не люблю, что сверлит стены, я, что фотки все его из компа удалил!»

Право не любить – все еще базовое, но вынося личные счеты в публичное пространство автор, осознает он или нет, уже берет на себя ответственность за интерпретации фанатов, так как конкретную цель указал именно он.

Самый сложный случай:

«Порой бывают те, что со стеносверлителем, творят иные непотребства разные».

Споры чаще всего возникают именно вокруг таких произведений. Автор описывает некое явление из мира вокруг не давая ему никакой личной оценки. Запрещать описывать то, что кажется неприятным или может натолкнуть других на повторение чужих “подвигов”? Тут стоит вернуться к самому первому случаю. Как мы будем определять недостойные описания явления? Законы о возрастном рейтинге выработали подобие критерия для детской литературы, но нужны ли такие рамки для взрослой аудитории, и смогут ли они хоть от чего-то защитить? Нет не нужны и нет, не смогут. Закрывать глаза на какое-то явление опасно – в тени они развиваются и разрастаются.

Но иногда реалистичные описания создают однобокую картину мира, влияющую на массовое сознание. Если заполнить сеть одинаковыми рассказами про ужасы войны – они перестают шокировать и начинают встраиваться в картину мира как вариант нормы. Если снимать кино только про грязь вокруг и взяточников-полицейских, откуда возьмется идея что можно убираться и не брать взятки? Значит ли это, что такое кино и такие рассказы не нужны? У меня нет ответов на эти вопросы, но задавать их время от времени стоит, особенно если занимаешься творчеством.

Комментарии